Rolex часть 4

Rolex часть 4

ПРОНИЦАТЕЛЬНОСТЬ ВИЛЬСДОРФА

Начало успехам компании положил массовый выпуск наручных часов, развернутый примерно с 1905 года под «вывеской» Wilsdorf & Davis (торговая марка Rolex зарегистрирована 2 июля 1908 года). К тому времени уже было известно довольно много разных наручных часов, начиная с творения Авраама-Луи Бреге и заканчивая ранними опытами Луи Картье.

Но только в Rolex пошли по правильному пути: не просто снабдили карманные часы устройством крепления ремешка, а сделали заказ на производство новых миниатюрных механизмов швейцарскому заводу Herman Aegler, причем сумма заказа составила несколько сот тысяч швейцарских франков.

Чутье Вильсдорфа помогло разглядеть в наручных часах, отвергаемой широкой публикой игрушке юных денди и спортивных энтузиастов, огромный коммерческий потенциал. А в 1906 году на подмогу наручным часам было призвано новое изобретение — растягивающийся металлический браслет-резинка. Практичный и удобный аксессуар очень быстро нашел путь к сердцу потребителя и стал одним из непременных мужских декоративных атрибутов наряду с булавкой для галстука и бутоньеркой в петлице.

Следуя в ногу с технократичным XX веком, в 1910 году Rolex получает сертификат Bureaux Suisses на 25-миллиме¬тровый механизм первого наручного хронометра. В 1914 году, после ряда усовершенствований, этот механизм попадает к экспертам английской Kew Observatory. Испытания длятся 45 дней, часы тестируются в пяти разных положениях и в широком диапазоне температур, от мороза до немыслимой жары. Результат — еще один престижнейший сертификат класса «А». К 1924 году размеры механизма удается уменьшить до размера всего 13,5 миллиметра.

Таким образом, в середине 1920-х, в эпоху рекорд¬ных женских заплывов через Ла-Манш, Rolex выпускает практически совершенные наручные часы. За исключением одного маленького недостатка — незащищенности перед водой.

По мысли Вильсдорфа, массовое распространение наручных часов и все более динамичный стиль жизни давно требовали разработки водонепроницаемой конструкции. Задача создания водонепроницаемого корпуса была к тому времени успешно решена. Еще в конце Первой мировой войны был запатентован корпус Боргеля с глухой задней крышкой. Для доступа к механизму часов требовалось снять заводную головку и вывинтить рант. Именно такие корпуса использовались для некоторых ранних моделей Rolex.

В начале 1920-х швейцарский мастер Фрэнсис Баумгартнер усовершенствовал эту конструкцию. Его корпуса имели центральное кольцо с двусторонней противонаправленной резьбой. В кольцо вставлялся механизм, а затем с двух сторон навинчивались верхняя и нижняя крышки часов. Корпус оказался герметичным, но влага просачивалась через недостаточное уплотнение заводной головки. Однако в 1925 году два швейцарских мастера, Поль Перрего и Жорж Пере, изобрели завинчивающуюся заводную головку, позволяющую обеспечить водонепро¬ницаемость и этого узла.

Таким образом, у Rolex имелись все предпосылки для создания часов, «бросающих вызов стихиям». Вильсдорфу оставалось лишь провести переговоры со швейцарцами и запатентовать их конструкцию в Англии, что и произо¬шло 18 октября 1926 года. Так родились часы Rolex Oyster (Устрица).

Приводятся как минимум два объяснения странного названия модели. Согласно первому, в нем Вильсдорф увековечил трудности, испытанные им на званом обеде при открытии какой-то чрезвычайно несговорчивой устрицы. По другой версии, Вильсдорф изрек следующее: «Подобно устрице, часы могут оставаться в воде неопределенное время, прежде чем получат повреждения». Обе версии представляются довольно натянутыми.

Впрочем, не исключено, что в том и состоял замысел мастера: поведение моллюска в родной стихии должно было подкрепляться гастрономической ипостасью устрицы, ее стойкой репутацией изысканного блюда. Что ни гово¬ри, а глубину своего креативного подхода Вильсдорф с бле¬ском продемонстрировал, придумав бессодержательное, но вместе с тем необычайно звучное и значительное имя Rolex.