Секунда - Ремонт часов в Москве

Ремонт часов Audemars Piguet в Москве, старейшая часовая мастерская Москвы.
для подробного ознокомления щелкните по ссылке

Audemars Piguet

Часы Audemars Piguet

ОКТАЭДР ОТ ДЖЕНТЫ

Футуристическая разработка легендарного часовщика Джеральда Дженты — Audemars Piguet Royal Oak — и сегодня выглядит так, будто только что появилась на свет, настолько смел, авангарден и, вместе с тем, гармоничен оказался дизайн модели. Все в этих часах было ново, необычно, неслыханно. Прежде всего в глаза бросалась не имевшая аналогов форма корпуса и его ранта, ставшая впоследствии одемаровским фирменным знаком, оригинальная гайка- восьмигранник. Устроен 38,7-миллиметровый корпус тоже был по-новому: намертво скреплен по всей толщине (8 мм) восемью винтами с шестигранными головками. Корпус представлял собой монолитный сейф — с тыльной стороны на винты наворачивались круглые гайки со шлицом. Такой сейф надежно защищал механизм от всех природных стихий, делая Royal Oak неуязвимыми, а потому — универсальными. Новаторской оказалась концепция браслета — он был интегрирован в корпус и составлял с ним одно целое: корпус был первым звеном браслета, который затем плавно сужался по направлению к застежке. Эта форма значительно облегчала часы и была идеальна с анатомической точки зрения. Для корпуса и браслета был выбран необычный материал — матовая сталь, которую раньше не слишком жаловали производители часов высшей категории. Но Audemars Piguet изменила бы себе, если б сделала полностью стальные часы. Детали из белого золота в Royal Oak все же были: те самые винты с шестигранными головками и сектор автоподзавода. Новым словом в дизайне прозвучали округлые симметричные формы часовой и минутной стрелок, такие же обводы делений на циферблате, который был украшен узором традиционного гильоше. В новинку было неожиданное исчезновение секундной стрелки: она бы только «испортила» лаконичное решение циферблата, да и механизм часов из-за конструктивных особенностей исключал ее присутствие. А механизм под циферблатом скрывался тоже новый — сверхтонкий (3 мм в толщину) автоматический калибр 2121 с частотой 19 800 пк/час. Как ни странно, в создании его прототипа принимали финансовое участие и друзья-соперники Audemars Piguet — Patek Philippe и Vacheron Constantin. Новой, наконец, была и цена — 3300 швейцарских франков, — очень весомая по тем временам сумма даже за элитные часы. (Стальной Rolex Oyster Perpetual Date стоил в те времена 750 франков, а золотая Calatrava от Patek Philippe — 2200 франков.) Надо ли говорить, что швейцарская публика оказала новичку более чем холодный прием. Потенциал модели оценили только итальянцы. Они и скупили весь тираж в 1000 экземпляров. Сто раз пожалев, что связалась с этим «безумным» инноватором Джентой, свернула серийное производство Royal Oak и сама Audemars Piguet. Свернула, чтобы через несколько месяцев под огромным прессом стремительно растущей армии поклонников Royal Oak возобновить выпуск новых часов. Ошеломляющий успех Royal Oak превзошел самые смелые ожидания их создателей — и это во времена пресловутого спада швейцарской часовой промышленности, усугубленного еще и начавшимся глобальным нефтяным кризисом. В итоге Royal Oak сделали для Audemars Piguet то же самое, что и королевский дуб для Англии — стали «символом защиты, безопасности и могущества» компании. Успех октагонального ранта, прикрученного к бочкообразной основе массивными болтами, оказался настолько оглушительным, что сегодня именно эту модель Фонд часового искусства (Foundation de Haute Horlogerie) назвал лучшими часами 1970-х. Причем Джента, сам бывший ювелир, всегда утверждал, что абсолютно не ориентировался на достижения предшественников, а опирался на эстетику массивных итальянских украшений. Но эффект сочетания оказался настолько поразительным, что практически любая модель с таким новым рантом как по волшебству превращалась в настоящий Sport de luxe. Это «волшебство» через три года испытала на себе и IWC. Прознав об успехе Дженты с Royal Oak, IWC наняла в 1975 году модного дизайнера, который применил свой излюбленный прием, добавив к ранту углы и винты и интегрировав в корпус стальной браслет. Так появился знаменитый новый Ingenieur с пятью винтами на ранте. Главная идея все та же — игра линий. Бочкообразная основа; круглый корпус с мощным рантом; сам рант круглый, но глаз любого, кто рассматривает эти часы, невольно проводит между пятью винтами невидимую линию, и получается пятиугольник. Волшебная палочка Дженты — многогранный рант с гайками — не подводила его и впоследствии. Уже через год он создал подозрительно похожий на Royal Oak Nautilus для Patek Philippe. Затем последовал редизайн Pasha для Cartier в 1985-м, естественно, с добавлением винтов и граней. А следующим шагом было создание новой версии коллекции Constellation для Omega, которая хоть и не имеет винтов на ранте, но 8-гранный корпус узнается с первого взгляда. Наконец, венцом феерической «гаечной» карьеры в часовом дизайне стала модель Bvlgari. Bvlgari — пожалуй, самая элегантная «гайка» из всех, созданных Джентой, и опять же породившая целый стиль в часовой моде, заключающийся в размещении букв логотипа по окружности ранта. Даже собственные часы, которые Джента создавал для своих компаний: модели линии Octo (говорящее название) для марки Gerald Genta и забавные часики для следующего собственного бренда Gerald Charles — все, так или иначе, было вариациями на тему «гайки».

ПОРОСЛЬ «КОРОЛЕВСКОГО ДУБА» >>

 

стр 1. 2. 3.

вернутся

Ремонт часов | Полировка | Родирование | Обслуживание часов | Музей часов | Ломбард часов | Акция | Контакты
Москва, Кутузовский проспект 43, телефоны: +7 (499)249-33-96 ; +7 (495)776-54-24 e-mail: cekunda@gmail.com
Часы работы: с 10:00 до 21:00 часов, без перерыва на обед, в Воскресенье с 11:00 до 19:00 часов.

Rambler's Top100 Rambler's TopShop